Встреча в Жировичском Свято-Успенском мужском монастыре. Часть II

 

Часть II

Аудио тут W

— Как научиться смирению и терпению?

— Это дается свыше. Если соблюдаем заповеди, то есть живем в послушании, тогда Бог источник смирения подает нам, как дар.

Смирение, вообще-то — показатель духовной жизни.

Если вы читали житие Симеона Столпника, то знаете, что он первый, кто придумал этот образ подвига. Как только построил святой столп и поднялся, все вокруг были удивлены. Говорят: «Что это за фрукт новый? Наверное прельстился, заблудился». И собрались старцы скита, совещались. Один говорил, что этого никак нельзя позволить, другой говорил: «Почему он в пещеру не зашел, а построил столп и поднялся?» Один из самых разумных старцев взял слово и сказал: «Послушайте, отцы, мы не должны отвергать особенности каждой личности. Какие критерии оставили нам святые отцы, чтобы понять, человек духовный или нет, и действует правильно или неправильно?» Ответили другие отцы: «Доказательство — это есть смирение у человека или нету». «Тогда, — говорит, — пошлем кого-нибудь от имени собрания к отцу Симеону. И пошлем весть от нашего собрания: скажем, что отцы решили — ты должен спускаться. Если послушается — скажем, что может оставаться. Если на просьбу отцов скажет: «Что они понимают! Я такой-то такой и оставьте меня в покое!» Тогда понятно для нас будет, что он действительно в заблуждении».

И нарочно послали молодого монаха, чтобы Симеон ему смело мог ответить все, что думает внутри.

И вот пришел молодой. Тот стоит на столбе, а он снизу: «Отче, говорит, сегодня собрался собор и решили, что ты должен спуститься. То, что ты делаешь — неправильно». Как только услышал это святой: «Что там отцы сказали? Что я должен спуститься? Будь благословен! Как сказали отцы, так и сделаю». Молодой монах снизу говорит: «Оставайся, отче, там, где ты есть!»

Смиренномудрие как раз является солью, которая дает вкус еде.

Или пример святого Пахомия, отца тысячи монахов. У него было рукоделие, и он плел корзины. В монастырь тогда собирали некоторых сирот. Проходит один мальчик и видит, как святой отец Пахомий плетет корзины: «Ты, — говорит, — неправильно плетешь корзины!» «Чадо, научи меня», — отвечает старец.

И этот великий основоположник монастырей сидел и смотрел за мальчиком, как надо плести корзины. Кто-то из старших заметил эту сцену, вмешался: «Ты что, в своем уме ли: авву учишь?» Святой говорил: «Оставьте. Пусть научит до конца».

Почему? Потому что святой Пахомий, он уже так же мыслил, как Христос.

Вы, монахи, обязаны иметь этот образ мыслей, как у Христа.

Один из последних святых нашей эпохи, который уже официально причислен к лику святых — святой Иустин (Попович), серб, говорил, что у нас должны быть Христомысль, Христосердце, Христоволя, Христосовесть. И тогда мы имеем образ мышления Христа.

— Как по Божией воле жить, а не по своей?

— Когда живем послушанием. Это очень легко для нас: должны отвергнуть свои желания и волю. Нам говорил наш старец Иосиф, который жил и учился у своего великого святого Иосифа Исихаста: «Если бы Христос творил Свою Собственную Волю, было бы это грешным. Но Он этого не делал, чтобы показать нам путь смирения искаженной грехом человеческой природы.

— Как совершается молитва по четкам? Это определенное количество четок или определенный отрезок времени? И сколько поклонов земных или поясных кладется на каждую четку?

— Некоторые говорят, что по времени, некоторые — по количеству четок. Святой Никодим Святогорец говорит, что дневное богослужение монаха состоит из 20 четок: одни четки состоят из 300 — то есть всего 6000 Иисусовых молитв.

Я, к сожалению, когда на службу прихожу, то сразу иду в отдельную комнату, где проходит исповедь. Там до конца утреней исповедую, а потом иду и служу литургию. Рядом с алтарем моя комната — все слышу, но не участвую в службах. Поэтому мои службы стараюсь восполнять четками — 20 четок в день.

— Вкушение благодати у монаха может наиболее ощущаться после принятия Святых Христовых Таин. Как вести себя после причастия, чтобы не потерять благодать? Как часто можно приступать к Причащению Святых Таин?

— Сохраняется благодать внимательностью и соблюдением чистоты совести. А насчет второго вопроса. К сожалению, в ваших монастырях монахи не часто причащаются. У нас в монастыре и, по большей части, на Афоне причащаются по вторникам, четвергам, субботам и воскресеньям — после постных дней. [И в субботу вечером тоже постимся.] Это делаем ради аскетического подвига, ради аскезы. Очень помогает Святое Причастие.

Мне говорил старец Софроний (Сахаров), когда мы с ним встречались, что так как сегодня очень сильно ослабла человеческая природа, упали физические силы людей, ослабла и нервная система. И не могут уже люди заниматься Иисусовой молитвой долго — так, как этим занимались древние отцы. И этот недостаток восполняется Божественной литургией. Многих монахов встречал, у которых после Божественной литургии и причастия само собой начиналась твориться молитва какой-то период.

— Вы являетесь духовным внуком Иосифа-Исихаста, а кто является Вашим духовным отцом?

— Сейчас у меня старца, каким являлся для меня Иосиф-младший Ватопедский, нет. Но есть духовник, которому я исповедуюсь.

— Можно ли принимать микрочип на руку и чело или это есть печать антихриста?

— На руку — нет. Об этом же и в Откровении говорится. А если о тех, что в разных паспортах и документах — это не то, о чем говорится в Апокалипсисе.

Мы, Священный Кинот Святой Горы, решили обратиться к вам и сказать, чтобы карту гражданина не принимали, потому что этим отвергается свобода человеческой личности. [Считается грехом «…упование на числа, знаки, символы, наипаче на неправославные, или присвоение им измышленной силы, влияния, значения, или, напротив, умаление их значения, даже вменение их в полное ничтожество, якобы символы и знаки никак не влияют на духовную жизнь, по ложному утверждению сторонников принятия идентификационного номера вместо имени (идол в мире ничто (1 Кор. 8, 4), — говорит Апостол. Действительно, идол в мире ничто, не имеет силы над верующими в Бога. Хотя значение имеет, если это ничто поставят в храме Божием. Если там поставят статую языческого императора, то это уже не ничто, а нечто богомерзское; так и номер в мире ничто, но если номер человеку присвоят вместо имени, то это уже не ничто, а нечто скверное, губительное; ложно мнение, что символические обозначения, знаки не имеют силы… отрицающие значение знака, следовательно, покушаются упразднить христианскую символику, крестное знамение, знаки креста, и даже буквы Священного писания, кои суть знаки…» Владимир Губанов. «Полный перечень грехов». Развитие духовности, культуры и науки. М.: 2005.]

Нынешнее правительство Англии, чтобы разрекламировать себя, говорило, что когда придут к власти, карту гражданина не будут принимать. Конечно, говорили они так не потому, что у них духовные были причины — у них таких вообще нет представлений, — а потому, что этим посягают на свободу человеческой личности.

— Как избавиться от помыслов во время творения Иисусовой молитвы? Обязан заботиться о благоустройстве монастыря, и эти помыслы постоянно мешают.

— Нужно, чтобы ум «пасся», то есть внимал словам молитвы. Это очень важное и значительное старание. Как только уходит ум — стараемся вернуть его. И это старание называется соблюдением, хранением ума, которое, согласно святым отцам, считается первым монашеским деланием. Нужна и духовная зрелость. Когда зреет человек, потом может и очень много забот иметь по руководству монастырем, но как начинает молиться — должен всецело посвятить себя молитве. И были великие святые, которые в миру жили, и у них была постоянная молитва.

Самое большое доказательство присутствия благодати в сердце человека — это когда молится человек, когда молитва постоянно творится.

[«Ангел, явившись однажды Антонию Великому, явственно показал, что монах никогда не должен каким-либо делом заниматься во время молитвы. Ибо преподобный отец не видал, чтобы он молился и в то же время занимался рукоделием; но видел, что он то садился и занимался рукоделием, то оставлял рукоделие и восставал на молитву. Сей Ангел был послан от Бога святому Антонию, чтобы научить его, как и ему должно поступать и каким образом он должен жить, чтобы спастись. Посему и сказал ему Ангел: “Делай так, и спасешься”. Илия Критский» Примечание на Лествицу, степень 19, глава 8.]

— Как Вы относитесь к экзорцизму, так называемым отчиткам?

— Это не плохо — читать молитвы, вычитывать. Но не хорошо, что священники иногда из этого делают представление. Будем спокойно служить и тихо, без больших собраний людей.

Нужно быть очень внимательными: есть некоторые нерассудительные духовники, которые и в случаях нервных заболеваний дают ярлык «беснование». Есть болезни нервного или психического характера, и там нужны лекарства и лечение — это не беснование. Много внимания нужно…

— Как вы считаете, изгонять бесов — это право дается каждому священнику, или же это дар Божий? Можно ли многих вычитывать или по одному лучше?

— Это дар Божий. Не все могут изгонять бесов. Это дар, который дает Бог, и тут особенно большое значение имеет личная чистота того священника. Можно некоторых вычитывать вместе, но чтобы не создавался какой-то концерт.

Еще нужно внимание, потому что были случаи, когда кто-нибудь посторонний видит бесноватого, и потом остается у постороннего травма и какие-то фобии надолго. Некоторые рекламируют свою эту деятельность: собирают много людей и делают представления из этого. Я вообще предпочитаю, чтобы отводили в сторону таких бесноватых, которые действительно существуют. Не всех можно причислить только к больным. И нужно, чтобы наедине молитвы прочитывал какой-нибудь богобоязненный и благоговейный священник.

Однажды, когда к Пресвятому Поясу подвели бесноватого, он буквально рычал. Нескольких бесноватых привели вместе… Не все могут понести это зрелище. Так что надо внимание здесь.

Я как только слышу, что сам священник разглашает, что вычитывает людей, считаю, что там что-то не то.

— Можно ли схимонахине ездить каждый год к сестре, которая слепа, и быть у нее один месяц?

— Если матушка благословляет. Я бы не благословил. У девушек (я тоже исповедую сестер в одном монастыре), у вас, у сестер, есть особенная привязанность к родственникам.

Как из того монастыря каждый раз ухожу — дают мне разные записки и говорят: «Молись о моей бабушке, молись о моей тете, о соседке тети, о племяннице» — и так далее. Однажды говорю: «Вы что-то о себе никогда молитв не просите». Почему? Потому, что у них это пристрастие — привязанность к родственникам. Очень будьте осторожны здесь. Мы даже на похороны не ездим никогда. Никогда мы, монахи-святогорцы, не венчаем, не крестим. Мне часто предлагают пойти какого-нибудь племянника крестить…

Это делается нами, чтобы отдалиться от мира.

Мы только крестим взрослых, когда приходят в наш монастырь, и то в море.

— Нужны ли воскресные школы для детей при монастыре?

— При положении, которое здесь существует, это, по-моему, допустимо. Сейчас в Греции начали такие школы создавать. По воскресеньям оставляют детей на час, и там их каким-то вещам учат. Уже с 6 лет получают дети пользу.

— Как относиться к психически больным, которых приняли в монастырь?

— Это тоже такая, можно сказать, распространенная болезнь, которая встречается уже часто. Знаете, пока они еще на воспитательном сроке, как послушники, мы понимаем это. Хорошо, если их не будем принимать в монастырь, как монахов. Потому что им будет потом трудно: монашеская жизнь — не легкая жизнь, а у кого проблемы с нервной системой — он хочет свободы, чтобы менял постоянно обстановку внешнюю — не может он под игом жесткого распорядка жить. Если заболеет он после пострига, тогда будем нисходить и терпеть.

Часть III

— Как поступать, если сталкиваешься с раздражением со стороны игуменьи, когда приходишь по послушанию? Что делать, если о своей душе не можешь с ней говорить: нет доверия, так как сталкиваешься с некоторым обманом?

— Если сердится матушка, когда спрашиваем о чем-то — нужно потерпеть: матушка тоже человек, может и сердиться. Не забывайте, что иногда матушка притворяется, что сердится. Знаете, если у кого-нибудь есть жалобы на другого, он духовно болен. Только на себя должны жаловаться.

Старец Иосиф говорил такую прекрасную вещь: «Для монаха вопрос почему? — “Почему он там, а я здесь?” и так далее — это как хула на Святого Духа».

И осторожными еще будьте с мнительностью, подозрением — монахов особенно борет это: «Старец не так меня любит, как положено. Не считается со мной вообще, а с другими больше считается. А сестру Доминику любит больше, чем меня, и если Доминика что-нибудь попросит — ей все делает, а мне — нет!» Это очень большое зло. Эти подозрения, мнительность, очень многих людей мучают. Это чисто бесовская вещь.

Если есть такая проблема — идите и исповедуйте ее у матушки или у старца. И то, что говорит нам духовный отец, как преодолеть эту проблему — то и делаем. Если идем к старцу, а потом все-таки думаем, как сами считаем правильным, это значит, что мы своему помыслу доверяем больше, чем духовному отцу и матери, а доверие своему помыслу через мнительность может нас привести к отчаянию полному.

Особенно исцеляется эта страсть послушанием — «послушанием мула», — как говорят у нас. Нужно говорить, когда придет такой помысел: «Нет! Матушка сказала, что это не то, и я послушаюсь ее слов».

В чем смысл всего этого? Чтобы печаль одолела ум. А если ум в печали, в грусти — уже не может молиться. И тогда опускаемся вниз духовно. Человек, у которого печаль одолела ум — это как человек, который не может ходить.

И еще: насчет скрывания помыслов и грехов будьте особенно внимательны. Никогда не стесняйтесь исповедоваться ни в чем. Когда какая-нибудь страсть, особенно мнительность или подозрение не уходит — исповедуйтесь: 1, 10, 50 раз… пока не уйдет.

Знаю одного монаха, который постоянно думал, что какой-то другой монах его не любит, и настолько доверял этому своему помыслу, что, в конце концов, ушел из своего монастыря, и сейчас идет туда-сюда, сам не знает, куда.

— Как воспитать благоговение и внимание?

— Благоговение и внимание — это дары, конечно, но и от нас зависит, насколько мы стараемся их возделывать и стяжать.

— Есть такое понятие, как отпуска монашествующих. Могут ли у монашествующих быть отпуска?

— Это называется «схождением с рельс». Какие отпуска? Не давайте никому отпуска. Нету в монашестве такого слова. Во-первых, мы говорим «благословение» — если о том речь.

Я тут первый раз услышал, что монахи идут на каникулы. Я никогда на каникулах не бывал.

— Почему вмешиваются монашествующие в семейные дела?

— Если монах по своей ответственности, по своему долгу, по месту служения — по послушанию, одним словом, — становится духовником семьи, то может им какие-то советы давать. Вмешиваться в семейную жизнь не может.

История и опыт Церкви говорят о том, что мирские люди обычно более доверяют монахам и открывают им свои сердца. Один старец на Святой Горе говорил, что человек семейный приходит в здоровую монашескую среду и уходит оттуда не с угрызениями совести, что он не стал монахом, а уходит с большей верою в свой брак.

Это мы говорим строго о тех монахах, иеромонахах, которые являются духовниками и имеют благословение исповедовать мирских людей. Не то, чтобы каждый монах, кому вздумается, вмешивался, узнавал о деталях семейной жизни.

— Можно ли допускать в храм женщину в мужской одежде?

— В нашем веке, в наши дни, я говорю: хорошо, хотя бы мужское, но что-то носит. Сейчас так уже обстоят дела.

— Бывает трудно соблюсти баланс в монастыре между послушанием и молитвой. Порой бывает, что братья, с одной стороны, перегружены, а бывает — недогружены. Какие тут принципы могут быть?

— Во-первых, занимайтесь своими духовными обязанностями. Не жертвуйте Вашими богослужениями ради дел послушания. У нас тоже большой монастырь, много у каждого из нас дел. Но я что говорю своим отцам: «Не требуйте от меня благословения, чтобы уходили со служб на послушания». Отсутствует на службах только трапеза: повара, которые не могут в другой час делать. Только по одной причине можем выходить со службы: если будет пожар во всем монастыре.

Когда мы правильно все делаем — занимаемся своими духовными обязанностями, — тогда Бог и другие наши дела управит. Монастырь — не рабочий центр, а аскетический центр, духовный.

— Очень часто встречается, к сожалению, что ежедневное молитвенное правило превращается в работу Богу, в обязанность, которую ты должен выполнить, долг, который ты должен исполнить. И это как бы не дает возможности действительно помолиться. У нас в шутку среди монахинь иногда говорят: «Выполнила правило, теперь можно и помолиться».

— Правило должно быть по силам. Когда игумен или игуменья видит, что правило у кого-нибудь выше его сил, и не может он сводить концы с концами, тогда уменьшаем.

— Во многих монастырях имеет место деление на трудников, послушников… И многие трудники не стремятся к монашеству — просто живут, несут какое-то послушание, работают в монастыре. Как игумену строить с ними отношения — с трудниками?

— Пусть остаются только рабочими, если не хотят становиться монахами, пусть держат их как рабочих. Они тоже своим делом, работой что-то приносят монастырю.

— Братья получают пенсию и оставляют себе. Правильно ли это?

— Нет. Нельзя оставлять.

Когда я в первый раз пошел в монастырь — в тот женский, о котором уже говорил, — там каждая сестра тоже брала свою пенсию и клала себе в карман. Говорю: подойдите все и каждая пусть принесет все деньги, которые есть. Кто не принесет все деньги, что-то оставит — на нем проклятье. Одна принесла 3000. 3000 евро — это немало.

Три великих добродетели: девство, нестяжание и послушание.

У нас тоже есть некоторые монахи старые, которые были женатыми — на старости лет пришли в монастырь. Их пенсию присылают в монастырь — они даже посылку не видят, как выглядят деньги (остается в монастыре).

— Если игумен видит и чувствует, что не соответствует своему месту, может ли просить владыку об отставке?

— Конечно, может. Если видит, что не может сводить концы с концами, может просить увольнения.

— Как правильно поступить настоятельнице, когда сестра все время ропщет, смущает своим ропотом паломников?

— Она нездоровая. Должна убедить ее, чтобы не роптала. Не постигла еще духовный смысл своей жизни. Очень важно, чтобы наше послушание было радостным, чтобы с радостью все делали. Помните, Христос апостолам говорит: Следуйте за Мной (ср. Мф. 4:19, Мк. 1:17). И помните, что пишут евангелисты: Тотчас оставили свои сети и последовали за Ним (ср. Мф. 4: 20, Мк. 1:18). Тотчас, мгновенно! И еще такая вещь, которую, к сожалению, забывают: Позволь мне отца похоронить — потом пойду за Тобой (ср. Мф. 8:21, Лк. 9:59). Христос ответил: Оставь мертвым хоронить своих мертвых. Иди за Мной (ср. Мф. 8:22, Лк. 9:60). Поэтому наше вино не будем смешивать с водой. Отречение от мира — значит отречение от мира.

Вот как поступал старец Паисий, святой человек. Приходила в монастырь Суроти, где он исповедовал, его сестра. Приходила она с утра, а с ним виделась после полуночи — как бы наказывал ее старец за привязанность.

«Старче, — говорю, — почему так с сестрой обходишься?» Он отвечал: «Мне не повредит, мне все равно уже: нет привязанности, пристрастия. Но есть сестры в монастыре, и я им нехороший пример подам».

Любовь, пристрастие к родственникам — это большое зло для нас, братья. Монах должен научиться дойти до того состояния, чтобы любить каждого человека, как свою родную мать.

— О трудниках, которые не хотят стать монахами: стоит ли их заставлять посещать все богослужения или составлять для них какое-то отдельное правило?

— Не надо, пусть они будут как рабочие, служащие. Если хотят какое-то правило себе маленькое делать — хорошо, если не хотят — не обязательно. Только будьте с ними осторожны, потому что они не совсем здоровы — те, которые ни туда не хотят, ни сюда. Так что наблюдайте за ними: им не очень должно доверять.

— Их держать вместе с монашествующими или селить отдельно?

— Смотрите сами. Если они спокойные, не соблазняют монахов, они могут и близко к монахам жить. Но если монахов приглашают на мобильном какую-то игру сыграть вместе, то тогда вы их уберете.

— Как мне быть: каждый год езжу, по послушанию, к своей сестре в Кривой Рог?

— Сестра, чтобы пристрастия не было к родственникам. Тебя ищут мать твоя, сестры, братья твои. Что на это ответил Христос? Те мои сестры, братья и мать, которые Слово Мое сохраняют (ср. Мф. 12:45-50, Мк. 13:31-35, Лк. 8:19-21). С другой стороны, если идем к духовнику, ему голову морочим, что хотим то и то, и он, в конце концов, соглашается — тоже не послушание. Старец Иосиф Исихаст только дважды повторял заповедь: говорил что-то, потом повторял, в третий раз, если прекословили, говорил: «Делай, как хочешь». И оставлял на милость Божию. К отсечению своей воли будьте внимательны. Авва Марк говорит: «Кто смешивает послушание со своей волей — он прелюбодей духовный». Говорите: «Матушка, должны ехать в Минск, потому что у нас там работа не закончена». А мы не из-за работы хотим в Минск поехать, а хотим поехать туда, потому что там человек, с которым хотим увидеться. Так, смешиваем послушание со своей волей. Это духовное прелюбодеяние. Будьте очень осторожны. Если кто не отвергает все свое имущество, — говорит Христос — не может моим учеником стать (ср. Лк. 14:33). Христос случайно никогда не говорит. Боголепно говорил, как Ему и подобало.

Монах экономий от старца не будет просить. Если сам старец ему сделает какие-то снисхождения — можно, но сам не будет этого просить. Или, иногда говорим: «Не могу есть фасоль». Отвечает: «Ешь кашу». Тогда это послушание не во вред монаху. Если во время трапезы все едят фасоль, а он ест кашу, это ему не в ущерб, потому что делает по благословению. Если он это говорит просто потому, что не любит фасоль — это уже другое дело. Это уже болезнь духовная. Или есть некоторые монахи, которые не едят еду, приготовленную в предыдущий день. Я своим монахам сказал: «Кто не ест еду предыдущего дня — во веки не будет причащаться, пока не преодолеет». На следующий день все съели. Это нездоровый образ мышления. О святых отцах читаем, что они ели крупинки от того, чем [питались животные].

Как мы будем в глаза смотреть тем святым, когда пойдем туда?

— Можно ли допускать к причастию людей, которые не вычитывают правила молитвенные, и не были на утрене и вечерне?

— Не вычитывают утренние и вечерние молитвы или правило ко причастию?

— Ко причастию.

— Это монахи или миряне?

— Миряне. Паломники.

— Вообще, к паломникам не будьте очень требовательны. Некоторые духовники очень строгие. Последование к причастию хорошо читать, но все-таки это не догматическое предусловие к Причащению. Догматическое предусловие — чтобы не иметь смертных грехов. Если по какой-то причине не может человек прийти на вечерню и на утреню — это тоже не препятствие, если в остальном человек готов и желает причаститься.

Главное, чтобы они по совести жили и не делали серьезных упущений. Миряне — не монахи. У них семьи, работы… Если сами хотят это делать и могут делать — это очень хорошо, приветствуем.

Но все-таки, думаю, это не препятствие ко Святому Причащению.

— Позволительно ли в мужском монастыре нести послушание женщинам?

— Женщина должна быть вне мужского монастыря. Если должна она служить этому монастырю — будет вне стен монастыря. В месте, где живут девственники, не должна женщина ходить по кельям или во дворе. По крайнему снисхождению, если другого нет и нельзя другого найти, тогда можно какую-то экономию делать. Но надо этого избегать.

В одном мужском монастыре были в России. Там секретарь —женщина, готовит еду — женщина. Не имею в виду «где женщина — там и грех», но это неправильно, предпочитаю, чтобы это делали мужчины.

— Как поступать с монашествующими, которые живут в монастыре, но не по-монашески.

— Много молитв и слез нужно о таких. Будем их терпеть. Есть монастырь Ставрогуни. Там есть старец святой, Герман: «Если монах еще держится в монастыре и сидит на своем месте в храме, будем его терпеть. Даже если живет нерадиво. Только его отпускаем, если его жизнь становится соблазном и скандалом для других». О таких Иоанн Лествичник говорит, что «Не нужно два дьявола: видимый и невидимый». Нам и невидимые бесы не дают покоя. Еще не хватало, чтобы видимых заводили. Если будут оба — уже не вынести этого положения.

Встреча с игуменами и игуменьями X

Часть I

Отец Ефрем: Мы пошли в монастырь, чтобы стать послушниками, подчиненными. И Божий Промысл так сделал (иногда сами удивляемся, как так получилось). Каждый пошел в тот монастырь, в котором иногда становился потом игуменом. Может быть, до этого даже не думал ни о монастыре, ни о том месте. Даже не ждал и не преследовал этой цели. Иногда монахи и даже миряне думают, что мы на таком месте и известном, и приятном, прославленном. Может иногда даже завидуют, в хорошем смысле этого слова. Иногда они восхищаются нами. В то же время, потом те же люди могут нас обвинять. Но мы, которые знаем, что значит отцовство духовное и материнство, мы знаем, сколько стараний нужно каждому духовному отцу приложить для того, чтобы убедить монаха следовать за Христом.

Я когда был студентом и на Святую Гору ездил, и наблюдал за игуменом: как его все чтили, поклоны делали — они всегда стояли первыми, с посохами. Моим духовным младенчеством думал, что это самые преуспевшие в жизни люди. Быть на Святой Горе игуменом, и рядом монахи, которые тебя обожают — «Вот дело», — говорил. Восхищался и восхищаюсь до сих пор игуменами. Но сейчас, зная, что кроется за посохом и жезлом, и мантией праздничной (многие трудности), мне их жаль просто.

Вчера владыке говорил, что в управлении людьми есть брат-близнец, которого зовут «скорбь». Приходит человек, который хочет шествовать за Христом, к нам. Иногда в хорошем расположении, но иногда он помрачается. И в час помрачения первым врагом является старец (старица).

Чего хочет дьявол? Хочет того, чтобы послушники, монахи потеряли доверие к духовным руководителям.

Поэтому мы, как можем, им помогаем: своим благоговением, своим смирением, нашим участием в богослужениях… Очень важно, чтоб присутствовали на богослужениях. Важно, чтоб [пастырь] первым был на службах, первым на трапезе, первым в выполнении устава и распорядка монастыря — это увеличивает успех. То, чему во-первых должны научиться монахи от нас — это настоящая любовь, которую только Христос отдает. Только Христос может научить человека настоящей любви.

Знаете, что до того, как монах или монахиня вкусит любовь «напрямую», как говорится, нуждается в любви старца: игумена или игуменьи. Так что будем очень внимательны к своей жизни, так, чтобы не разочаровать тех людей, которые всецело посвятили себя Богу (может быть, это основная причина посещения, коей являемся и мы). И то, что нам подаст силы в этом наитруднейшем служении, — это наше личное общение с Богом.

И как прекрасно это сказано, чтобы извещал Бог игумена или игуменью, как поступать, как говорить, как вести себя в отношении каждого, как общаться, как делать приятное каждому из них. Монах (послушник) обязательно должен делать приятное старцу. Говорил старец Ефрем Катунакский: «Если старец тобою покоен, доволен — доволен тобою и Бог». Потому что он — законодательный орган благодати. А мы должны упокаивать наших старцев. И как этого добиться? Нашим благоговением, нашим духовным состоянием. Нашей аскетичностью, нашей обращенностью ко внутренней жизни. Нашим занятием Иисусовой молитвой. Должны любить Иисусову молитву.

Игумен должен быть постоянным проповедником молитв. На все это должны очень большое внимание обращать.

И, с другой стороны, не значит, что кто становится игуменом, бесстрастным должен быть. (Это конечно идеально, но не более.) Старец Иосиф Исихаст (мы говорим «наш старец Иосиф») говорил: «Если монах еще в процессе становления полного, на пути к совершенству, и старается, подвизается — может и на этом этапе стать старцем (игуменом или игуменьей)».

И наше слово должно быть опытным, пережитым, не должно быть словом ошибок. Для сестер, братии обязательно живое слово. Старец Софроний мне говорил (мне кажется, может это и излишество, чересчур, но не без доли правды), что в монастыре, где монаху не подается живое слово, может монах оттуда уйти, и не будет за это осужден. Это, по-моему, чересчур: может и не иметь игумен дара слова, но в личной беседе сможет ему преподавать это слово.

Но если мы стараемся, Бог просвещает нас, и будет у нас слово опытное, которое сможем принести братьям, потому что игумен —это духовный отец, учитель и профессор духовного закона. Свой опыт, свой образ и метод исцеления человеческой природы он должен уметь передавать. Должен еще терпеть много: терпеть падения, терпеть жесткость, черствость братьев и никогда не предаваться нетерпению. Еще нам поможет то, если мы будем кроткими и смиренными сердцем, чтобы нас уважали, но не боялись.

— Можно ли удерживать монаха, если при любых искушениях он говорит: «Все надоело, ухожу!» и ждет решения игумена?

— Мы не будем говорить «уходи», чтобы ответственность не была на нас. Если хочет уйти — пусть берет на себя ответственность. Если скажем ему: «уходи» — будет говорить, что по благословению старца ушел из монастыря.

— Должен ли игумен просить прощения у брата, чтобы воцарился мир, если вина была брата?

— Почему бы нет? Это не задевает его, а, наоборот, если просит прощения, когда виноват брат…

Со мной был один случай. Один брат на меня обиделся. Он куда-то хотел поехать, и я его не отпустил. Опускал нос, волосы и так шел по двору, чтобы не встретиться со мной лицом к лицу. Я иду, а он, когда входит во врата и видит меня — сразу идет назад. А лицо у него все черное было от этой бесовской энергии.

И где-то в 9-м часу сидел он с опущенным носом. И погружен был в свои помыслы. Я подошел к нему и сказал: «Прошу прощения за то, что тебя обидел». Он начал плакать. Он этого ждал. Так ожесточилось его сердце: не мог смириться. Как только я смирился, умягчился и он.

Потом игумен нам сказал: «Мы не падаем с нашего места, если просим прощения».

— Как поститься монашествующим понедельник, среду и пятницу? Как в Великий пост или как в Вербное воскресенье: разрешается рыба, масло?

— Вы вообще как поститесь? Какой обычай?

— В разных монастырях по-разному. Насколько я помню, в Жировичском понедельник, среда и пятница, если нет Великого поста.

— В понедельник необязательный пост в монастырях?

— У нас в постный день разрешается рыба, а среда и пятница с [подсолнечным] маслом.

— Без масла пост когда?

— Великим постом… Успенский пост тоже.

— У нас каждый понедельник, среда и пятница пост. Без масла, я имею в виду. И если служба со входом на вечерню, тогда разрешается масло [оливковое] с лимоном. Рыба только на праздники большие. И это более древнее предание.

— Можно ли в корпусе, где живут монахини, поселять надолго лиц мужского пола, в том числе в священном сане, без семьи или с семьями и малыми детьми?

— Это от многих факторов зависит: должна матушка посмотреть и ответственные сестры. Может, нет другого места, и может тому некуда пойти, и может он очень благоговейный и ничем не мешает. Это отдельные темы, не общего характера, которые должны приводить в порядок матушка с ответственными сестрами. Но, в общем, лучше сказать, чтоб гостиница была отдельно. А то все гости, дети там будут шуметь. Другой распорядок дня, и будут просто проблемы у вас. Миряне вообще избалованные…

— Если монах заболел, можно ли лечиться у врачей?

— Конечно. Нектарий — такой большой святой — лежал в больнице: он лег туда лечиться.

— Монастырь только образовывается. С чего начать духовную жизнь монастыря? Нужен ли внутренний устав?

— Внутренний распорядок — это все в монастыре. Должен существовать устав и распорядок. И распорядок должен соблюдаться, даже если президент или кто-то там приехал. Когда гостим в миру, в какой-то семье, обычно поступаем следующим образом: хозяин идет отдыхать тогда, когда этого захочет гость.

И у мирян еще вот что плохо: они в 12 часов ночи могут вспомнить о соседях. И сказать: «Может быть, мы помешали: поздний час?» А те уже давно хотели спать…

В монастырях не так. Гости следуют распорядку монастыря. Монастырь — не гостиница, а аскетический центр. Туда приезжают, чтобы духовную пользу получить.

— Как поднять уровень нравственности среди сестер, если старые монахини подают плохой пример молодым и не слушают игуменью?

— Старшие сестры не образцы в этом случае для нас, а образцами пусть будут святые. В жизни-покаянии есть еще такое понятие, как обратный счет. Что я имею в виду: сегодня монах может быть очень нерадивым, а завтра стать образцовым монахом, самым прилежным. В киновии, в общежительном монастыре один получает «хорошо», другой «отлично», третий «удовлетворительно», а может и того меньше — «неуд». Но сегодняшний «двоечник» может завтра стать «отличником». Поэтому никогда не должны негодовать, отчаиваться и роптать.

— Как относиться к сестрам, не соблюдающим молитвенного правила, не посещающим литургии…

— Такие монахини — трупы. Если можно — снисхождение делать, терпеть их. Но если не исправляется такое состояние, и нельзя снисходить, тогда с большим сожалением и печалью попросим их уйти.

— Можно ли в монашеском корпусе создавать православную школу для детей?

— Воскресную школу или вообще?

— Воскресную. У нас не разрешают общеобразовательную.

— При положении, которое здесь существует, это, по-моему, допустимо. Сейчас в Греции начали такие школы создавать. По воскресеньям оставляют детей на час, и там их каким-то вещам учат. Уже с 6 лет получают дети пользу.

— Если в монастыре нет духовника, кому должен исповедоваться сам игумен?

— Необязательно, чтобы духовник был в том же монастыре. Можно пойти к другому.

— Если служит несколько священников, и игумен исповедуется у младшего священника, а это служит для того соблазном, то может ли игумен не исповедоваться, избегать таких случаев?

— Он не должен быть в его подчинении. На Святой Горе есть такое неписаное правило, что игумен никогда не исповедуется у своих монахов-послушников, тех, которые у него в послушании. Это духовная позиция, которая соблюдается. Идет в другой монастырь. И необязательно перед каждым причастием исповедоваться. Это не догматическое предусловие к причастию.

— Монастырь строящийся, и необходимы средства. Как поступать: нужно ли идти искать благотворителей или сидеть на месте и молиться?

— И то делать, и другого не оставлять.

— Как взращивать в себе ревность к духовной жизни, чтобы иметь возможность воодушевлять сестер на ревностную подвижническую жизнь?

— Молитвой должны это сделать — привлечь Святой Дух в наши сердца. Как говорится в Псалтири Уста мои отверз и привлек Дух Святой (ср. Пс. 50:17). Должны мы, игумены, научиться молиться и особенно упражняться в Иисусовой молитве.

Или приходят какие-то почетные гости в монастырь. В кабинете с ними говорим. Почему бы им не сказать: «Давайте пойдем на вечерню вместе».

— Если некоторые сестры не посещают утреннее правило, ссылаясь на немощи из-за больших трудов на послушании, как быть?

— Должны какое-то равновесие внести в положение. Это не может так постоянно продолжаться, чтобы дело послушания всегда преобладало над духовными обязанностями монаха.

— Если в монастыре есть духовник и игуменья, на ком лежит ответственность за сестер, и как вообще должны согласовываться отношения игуменьи и духовника?

— Оба несут ответственность. Идеально, если матушка стоит на своей высоте, как настоящая мать сестер, тогда духовник сам собой отходит на второй план. Зависит и от личности духовника, и от личности матушки.

Иногда матушки бывают более строгими, чем духовники. Последствием этого является то, что когда они уходят из монастыря по какому-то делу, сестры очень радуются.

— Если у сестер есть возможность исповедоваться у духовника раз в два месяца, а настоятельница не считает себя достаточно опытной для принятия помыслов. Как поступать в такой ситуации?

— Раз игуменья находится на этом месте, она волей-неволею должна быть матерью сестер.

Когда монахиня идет и хочет исповедоваться матушке, а матушка говорит: «Я не достойна, не могу твою исповедь принять», — это нездоровый образ поведения. Должна смочь.

— Допустимо ли вкушать пищу вне трапезы?

— Если есть благословение.

— А настоятелям, игуменьям?

— Если есть нужда, конечно.

— Какой должна быть молитва игуменьи за сестер, чтобы сестры не впадали в уныние и не думали об уходе в мир?

— Молитесь, чтобы Бог освещал их ум. И вообще просвещал их. Григория Паламу учил так его старец Никодим Исихаст молиться: «Господи, просвети мой брак». Итак, матушка пусть тоже молится, чтобы Бог просветил брак монахини. Наше дело, во всяком случае, такое болезненное. Много терпения нужно, выдержки и доверия, и благодати Божией.

— Как быстро совершается Иисусова молитва? Святой Игнатий Брянчанинов пишет, что 30 минут необходимо для 100 Иисусовых молитв, а если 6000…

— Эти советы святых отцов, которые Вы приводили, не общего характера. Каждый должен со своим старцем, духовным отцом, посоветоваться. Общее наставление всех отцов насчет Иисусовой молитвы — это чтобы ум следовал словам молитвы. А все остальное второстепенно и малозначимо. Сам Григорий Палама, когда обращал внимание на вдох-выдох при совершении Иисусовой молитвы, говорил, что это второстепенно.

Важно, чтобы ум следовал словам молитвы, а кто как скоро скажет — зависит от характера, телосложения и от многих других факторов.

Старец Иосиф Исихаст своих учеников учил таким словам Иисусовой молитвы: «Господи, Иисусе Христе, помилуй мя».

— Человек, который заработал нечестным путем, хочет помочь монастырю. Принимать ли?

— Надо принимать. Во-первых, не знаем мы ничего. Мы не требуем у каждого благодетеля удостоверение о праведной жизни. Главное, чтобы нам дал прозрачно. Не тайком, а искренне, законным путем. А как он заработал, это он знает.

— Иногда бывают такие ситуации, что трудники могут обмануть: взять в заем некоторую сумму, а потом не возвращают. Какие меры принимать?

— Это личные деньги или монастыря?

— Нет личных денег. Человек хочет помочь монастырю, оказать какую-то услугу, а потом не возвращает ни услугу, ни деньги. Как быть?

— С такими вещами должны быть осторожными: проверять надо. Если есть у него деньги — проси вернуть, а если нет, то что он отдаст? Мы никогда в заем никому не даем деньги. Наш монастырь не дает никому деньги взаймы. Раньше давали некоторым, а потом те стали нам врагами. И говорил старец Иосиф: «Приходит к вам кто-то и просит какую-то сумму — дадим ему, сколько можем, как благословение — так и врагом нам не станет, и спасибо нам скажет». И мы до сих пор применяем этот способ и остаемся друзьями.

— Как воспитывать у сестер любовь и ревность к Иисусовой молитве? Говорить об этом в общих беседах или ввести Иисусову молитву в общемонастырское правило?

— Во-первых, будем говорить об Иисусовой молитве, будем поощрять, подталкивать, говорить, советовать… Но главное — чтобы видели, что мы сами этим занимаемся. Это самое большое свидетельство. Если старец-игумен говорит об Иисусовой молитве, но у него самого ее нет, тогда его слова остаются пустыми, без содержания.

— Расскажите, как у вас прославляются чудотворные иконы Божией Матери «Всецарица», «Отрада или Утешение». Имеется в виду, как праздник совершается в честь них, и как они почитаются в повседневной жизни.

— Есть особенные дни почитания. В обоих случаях у нас всенощные бдения.

Встреча с учащимися регентского и иконописного отделений духовной семинарии и духовного училища

Встреча со студентами и преподавателями Минских духовных школ

Слово перед отъездом из обители X

Отец Ефрем: Мы, ваше высокопреосвященство, уезжаем отсюда очень довольные и наполненные благодатью Божией. Благодаря Вашему госте-приимству и любви, видели и любовь божественную Вашей паствы. Видели и благое расположение Вашего клира, Ваших монахов, Ваших певчих и иконописцев, с которыми встречались. И студентов духовных школ, с которыми встретились и пообщались немножко, и будем встречаться еще. Мы молимся, чтобы благодать Божией Матери, которая ощущается здесь, всех нас просвещала. Потому что подвиг наш, брань наша не легкая, а трудная. Но есть у нас добрый отец — Христос, Который видит все наши слабости. Видит и энергию бесовскую, которую мы, к сожалению, нашей невнимательной жизнью привлекаем. Потому что после падения человек причастен и бесовским энергиям. Говорят святые отцы, когда делает человек грех на деле — привлекает эти темные энергии к себе.

Святые отцы, просвещенные Богом, видели, насколько влияют бесы на человека. И поэтому они постоянно с болью молились Богу, чтобы освободил их от этого влияния. Человек рождается уже с искаженной, с развращенной природой. К этому добавляются еще и образы греховной жизни и наследственные пороки, которые от родителей, от предков достаются. К счастью, человек, когда рождается, носит и хорошие черты родителей. Но есть и следствия грехов родителей. Поэтому говорится, что ради грехов родителей наказываются и дети. Но придает нам смелости сегодняшнее Евангельское чтение.

Христос, видя бесноватого в стране Гергесинской (см. Мф. 8:28), нарочно спрашивает, как его зовут. Зачем было Ему это спрашивать, ведь Он Сердцеведец и знает все на земле? Чтобы нам передать одну очень важную весть: чтобы показать, что у беса нету имени. Звали его легионом, потому что было их там много. Из этой беседы Христа с бесноватым понимаем, что человек, который подвержен бесовским влияниям, не представляет собой личность. Христос нисходит и к такому человеку, у которого вообще нет лица духовного, избавляет его от демонической энергии. И одевает его и вразумляет. И видим и терпение, и смирение Христа, что Он желание даже бесам исполняет. Просят Его бесы не ввергать их в пучину, а дать возможность войти в свиней (ср. Мф. 8:31).

А после этого еще жители просят Его уйти с их земли, потому что боятся, что какой-нибудь другой ущерб им доставит Христос. Добрый Христос, который даже просьбы бесам исполняет, как вы думаете, Он насколько будет больше слушать нас, которые являемся членами Его святой Церкви. Которые причащаемся Его Пречистого Тела и Крови, и становимся одно Тело и одной Крови с Ним. Он же знает, что мы грешники. Знает, что мы легко склоняемся ко греху, как и другие люди. Но всегда имеем возможность и через покаяние возвращаемся в сонм Его чад.

Так что смело, с надеждой, верой и любовью, никогда не будем отступать перед трудностями, никогда не будем отчаиваться. Но, взирая на Него, который является Начальником и Совершителем веры, будем подвизаться добрым подвигом веры. Имея Помощницей Пресвятую Богородицу, Чья чудотворная святейшая икона здесь восседает на престоле. Чтобы добились мы спасения нашей бессмертной души. Чтобы стали причастниками Его славы, причастниками Его ран, и чтобы радовались вечно.

Аминь.

 

 

На главную