Встреча со студентами и преподавателями Минских духовных школ

Аудио

Отец Ефрем: Я рад, что приехал в вашу семинарию. Я в первый раз в Беларуси, не знаю, последний или нет… Мы пришли в место, где преподается богословие. Должны знать, что богословие — это не сухой предмет, как философия, юриспруденция и другие. Вы наверное знаете, что наука богословие непосредственно связана с опытным богословием. Не может человек стать богословом, если сперва не вкусит Бога-Слова. И всегда поэтому в богословии самым важным является опыт. И опыт не изучения, чтения книг, а духовный опыт. Опытом духовным называется духовная жизнь. Как у тела есть чувство вкуса, и в еде различаем мы горькое и сладкое, так и в духовной жизни существует такой вкус, духовный. Об этом говорит пророк Давид: Вкусите и видите, яко благ Господь. Поэтому наше богословское слово должно всегда сочетаться с нашим богословским опытом и нашей богословской жизнью. И поэтому обязательно, наряду с духовным знанием, иметь и духовный опыт. «Если ты богослов, ты тогда истинно молишься, а если ты истинно молишься, тогда ты богослов», — это Григорий Богослов говорил.

Если мы хотим стать настоящими богословами, нужно чтобы не смеялись другие люди над нами, потому что когда человек только по имени богослов, а не по жизни, тогда смеются другие над ним.

После 5-6 класса у нас был один «богослов», и был он очень поверхностным человеком. Он был более светским человеком, чем все другие преподаватели. И все ученики над ним смеялись.

То есть, дети, чтобы слово богословское, которое выходит от вас, имело силу, должно оно исходить от богословского чистого сердца.

И поэтому видим, что иногда встречаются люди, у которых есть риторический талант, и есть знания, образование, и очень красиво они говорят, но видим, что на их слово нет отзыва, и людей это слово не достигает. Почему, думаете, так? Потому что это слово не исходит от богословского сердца.

Богословское сердце — это сердце, в котором глаголет Бог-Слово. И тот настоящий богослов, в котором говорит, глаголет Бог-Слово. И если у нашего сердца есть вкус духовный, о котором говорили вначале, то каждый раз, когда открываем уста и исходит слово, с этим словом исходит и божественная благодать, которая живет у нас в сердце. И как раз эта благодать, которая исходит с нашими словами, каким-то тайным образом создает в сердцах людей восприимчивость этого слова. И поэтому тогда наше слово приемлемо для всех. Ибо тогда это слово имеет силу менять людей, которые его слушают. И когда у него слово такое богословское и благодатное, влияет он на полноту Церкви не только своим словом, а даже своим только присутствием. Даже если такое сердце богословское молчит — уже делает свое дело.

В Отечнике был описан такой случай. Несколько молодых людей пошли к авве Антонию Великому. Их было пятеро, и четверо из них постоянно задавали какие-то вопросы святому и получали ответы. Один ничего не говорил. Спрашивает его авва Антоний: «Ты, молодой человек, все сидишь и молчишь. Нет у тебя никакого вопроса? Никакого мнения?» И что отвечает этот философ? (Философ, как говорят святые отцы, — филос софияс — «друг Мудрости», Премудрости (с большой буквы) — Христа то есть. Премудрость Божия — это Христос. И храм Софии, который в Константинополе, не мученице Софии посвящен, а Премудрости Божией — Христу.) Этот молодой человек отвечает святому Антонию: «Мне и того достаточно, что вижу тебя, авва». То есть богословские вести от нас передаются не только словом, но и всем присутствием, и даже внешним видом человека, в котором глаголет внутри Бог-Слово. Поэтому, дети, вы должны быть очень внимательны к жизни, потому что вас избрал Господь. Не случайно, что вы — члены Академии, этой богословской школы. Вас Бог-Слово позвал сюда. И поэтому вы особенно должны быть внимательными, соблюдать, сохранять заповеди Божии, посредством которых очищается сердце…

Читайте святых отцов не только умом, разумом. Святые отцы, когда говорили о познании Бога, не говорили о рациональном постижении Бога, а об опытном познании Бога. Познайте истину, — говорит Христос, — и истина освободит вас (ср. Ин. 8:32). Здесь даже речи нет об умном знании или образовании. Истина — не какая-то философия, идеология, — прочитали и все. Это не романтизм, не культура. А истина — это Лицо, Личность — Христос, который нам ясно сказал: Я — Путь, Я — Истина, Я — Жизнь (Ин. 14:6). Это должны хорошо осознать, положить глубоко себе в сердце и построить свою жизнь на этой основе. Так можем стать настоящими богословами.

Когда был еще студентом, встретились со старцем Паисием. Он рассказал о своем личном опыте познания Христа. Из Малой Азии его родители переселились в Грецию, недалеко от границы с Албанией. Арсений (так звали отца Паисия в миру) учился на плотника. И когда он заканчивал работу или учебу, любил выходить в поле, в лес и читать Евангелие, жития святых и молился очень много. Иногда и три часа мог молиться, обращаясь ко Христу. Говорил, что молился со слезами. Начали родители по этому поводу волноваться. Они говорили: «Все, потеряли Арсения. Если так будет продолжаться, он точно станет монахом, и мы его потеряем навсегда». Однажды приехал дядя — образованный филолог из Афин. Родители поделились своими сомнениями с дядей. Дядя был филологом, любителем слова, но слова с маленькой буквы — не Христа. И дядя сказал: «Вы мне его оставьте, я его на свое место поставлю». А Арсению дядя сказал: «Я рад, что у тебя такая любовь к Богу, но не будь фанатиком. Христос, конечно, был великим человеком, но не Богом же, как вы говорите. Как Магомет, так и Христос». Арсений, будучи подростком, не придал значения этим словам, но позже стали его мучить мысли. И появились у него сомнения во Христе. Из-за этих мыслей не мог много ночей хорошо спать — из-за тех слов, которые ему сказал «образованный» дядя. Потом решил, что Бог Он или не Бог, но будет все равно Ему молиться. Но брань у него после этого не прошла. И вот однажды достиг состояния отчаяния. После молитвы и многих слез пошел Арсений в один храм, святой Варвары. Встал в центре храма и начал с плачем, с воплями молиться Богу. «Христос, — говорит, — я больше этих сомнений не могу выдержать. Дай мне какой-нибудь знак Твоего присутствия». В согнутом положении, на коленях в центре храма был Арсений, и открылись перед ним Царские врата, и явился ему Христос в свете, и говорит Арсению: «Я — Воскресение и Жизнь. Кто верит в Меня, он, даже если умрет, будет жить вечно». Он это произнес, и в книге, которую Он держал, были написаны те же слова. Этого истинного Бога познаем и мы в Духе Святом. 30 и 60, и 100 раз.

Молюсь, чтобы жизнь ваша и даже присутствие только ваше стало настоящим истинным свидетельством Иисуса Христа. И жизнь ваша, и дела ваши — чтобы славили и прославляли Отца нашего на небесах.

Аминь.

Игумен Ефрем подарил духовным школам серию греческой патрологии (Patrologia Graeca).

Отец Ефрем: Я думаю, что лучше этих книг нет. Они помогут тем, кто хочет святоотеческим путем облечься в Бога-Слово. Потому что Евангелие было дано через святых апостолов, но толковал его Святой Дух через святых отцов. Ключ объяснения Евангелия, толкование, — только в святости. Где нет святости, там есть и разные толкования. Поэтому есть варианты Священного Писания и у нас, и у католиков, и у протестантов. Почему, думаете? Потому что они не толковали Священное Писание правильно. И не могут сделать этого никогда, потому что не облачены в святость. Поэтому этот маленький дар считайте выражением нашей любви к вашим духовным школам.

— В Русской Православной Церкви существует серьезная проблема непонимания прихожанами богослужебных текстов. Вследствие чего возникает вопрос о переводе текстов на русский язык. Существует ли такая проблема в Греции. Какие могут быть решения?

— Во-первых, должны знать, что духовное служение, которое мы приносим, имеет черты видимые, имеет черты невидимые. И наше соучастие в службах — это не только умное участие, а, во-первых, сердечное участие. Вижу, что многие соотечественники ваши приезжают на Святую Гору, сидят на службах и при этом даже ни одного слова не понимают. И так много часов подряд. Если в тот день выпадает праздник, то весь богослужебный цикл может продлиться до 17 часов. Но все-таки они также вкушают благодать, как и мы. Не думайте, что когда не понимаем умом — это главная проблема. Главные слова литургии, которые читает священник в алтаре, не слышат другие верующие, присутствующие в храме. Когда проскомидию священник совершает, тоже никто из прихожан не слышит и не видит ничего. Я думаю, что у каждого перевода, если тексты будут переведены, возможны другие проблемы. Думаю, более важно, чтобы были в вас благоговение, чистота, и имели бы вы чувство благодати на богослужениях.

— Как повлияла политическая ситуация в Греции на благополучие афонских монастырей?

— Есть у нас трудности в связи с этим, потому что первый раз в истории облагают налогами Святую Гору. К сожалению, государство не смотрит на нас тем глазом, которым смотрело раньше. Поэтому и у нас тоже есть свои жалобы на государство.

— Почему афонский монастырь Эсфигмен находится в состоянии раскола?

— У меня есть тоже такое недоумение. Человек или грешит очень грубо (это так называемая брань слева), а если человек не грешит грубо и есть у него благоговение, тогда бес повреждает его благоговение и вводит в заблуждение. Как говорится, прельщает. И поэтому Иоанн Златоуст такую очень прекрасную вещь говорит: «Лучше тот, кто заблуждается, но в Церкви, чем тот, кто думает, что он правомыслящий, но он вне Церкви». Прелесть, заблуждение — то страшно. Поэтому слушайте Церковь. Не осуждайте и не судите Церковь.

— Курение является грехом?

— Курение, так как это пленение страстью, — грех. Когда человек — раб дыма, раб курения, то разве это добродетель? Если не грех, то добродетель: одно из двух. А раз не добродетель, тогда грех. Нет нейтрального состояния: или поступок человека добродетельный, или греховный. Тот, кто курит, — он раб курения: ему лучше покурить, чем поесть. Даже есть такие, которые по три дня бывает голодают… Кроме того, сигарета — это яд. И курение считается косвенным самоубийством, так как человек портит свое здоровье нарочно.

— Есть ли система наказаний и поощрений в Вашем монастыре? Какая?

— Наказание — это отлучение от Святого Причастия. Даем также поклоны: может кто-то и триста поклонов сделать, если какое-то прегрешение серьезное. Есть и перед всеми так называемое наказание: могу накричать на кого-нибудь во дворе, чтобы все слышали. Или под главной люстрой трапезы ставлю его: не ест, держит большие четки и перебирает их во время трапезы. И все знают: что-то натворил. Но не думайте ничего плохого: отцам все это нравится. Знайте, что унижения и оскорбления, и особенно, когда сам человек сперва начинает унижать и оскорблять самого себя, — это один из самых эффективных способов излечения падшей человеческой природы. Самоукорение самого себя в исповеди — это тоже один из существенных методов излечения. Когда человек говорит: «Я — вор, я — блудник, я горд, я тщеславен, я — чревоугодник», — он унижает и оскорбляет самого себя. И если он это делает в таинстве исповеди — это первый и самый существенный способ исцеления человеческой природы.

— Как нужно относиться к чудесам в иных вероисповеданиях?

— Может святой Георгий творить чудеса и среди мусульман, Богородица — среди католиков — зависит и от веры людей. Но это не главное, что Господь совершает чудо. Для нас важно, насколько мы преуспеваем в деле лечения и исцеления нашей падшей человеческой природы. Исцеление падшей человеческой природы возможно только в нашей Святой Церкви.

— Может ли молитва сопровождаться постоянно ощущением напряжения и усталости?

— Молитва дает отдых человеку, не усталость. Когда в молитве есть напряжение — это признак нездоровой молитвы. Молитесь мирно, спокойно, без самонапряжения.

— Как правильно определить, каким путем идти — монашеским или семейным? Что является решающим фактором в этом вопросе?

— Если сердце тянется к монашеству, человек становится монахом, а когда сердце подсказывает человеку, что он хочет иметь жену, детей, и так далее — тогда становится семейным человеком. Но в этом еще может помочь духовник. Если духовник Ваш иеромонах, может сказать Вам о монашестве.

— Что вы можете посоветовать студенту, который учится и, в то же время, хочет поступить в монастырь.
— Дело хорошее творит. Дай Бог, чтобы у многих было такое желание: чтобы и поступить, и учиться?

— Какая необходимая подготовка мирян к исповеди и Причащению?
— Есть особые молитвы перед причастием и перед исповедью и, кроме этого, надо молиться и своими словами: просить Бога, Богородицу помочь. Здесь нет большой науки или техники.

— Что Вы можете посоветовать при выборе духовника? Кто такой старец, и чем он отличается от духовника?
— Духовник — это тот, кто нас исповедует. Не иду так к моему духовнику, как идет монах к своему старцу. К сожалению, и в миру есть такие духовники, которые хотят из себя строить старцев. Что имею в виду? Хотят, чтобы миряне их слушались во всем, подчинялись, чтобы брали на всякие мелочи благословения, обо всем осведомляли. Это делают только монахи со своим духовным отцом. Это не дело мирян.

Или запрещают идти к другим духовникам: должны для этого обязательно взять благословение у него. Всего этого в мирской жизни не существует: такая полная зависимость от духовного отца только в монашестве.

Например, молодой человек идет и исповедуется у одного духовника. Потом по каким-то причинам он его уже не удовлетворяет, или есть какие-то трудности: пусть тогда идет к другому, без всяких угрызений совести. Не надо даже благословение брать у предыдущего. Это делает только монах, потому что связан со своим духовным отцом через таинство пострига.

— Что делать, если тебя поставили старшим по послушанию, а ребята не хотят слушаться, потому что ты тоже студент, как и они.
— Будем делать, что в наших силах.

— Вы на Святой Горе Афон ощущаете особое присутствие Богородицы, Ее помощь?
— Это первое, что там ощущаю, а иначе как? Чувствуется, как Она, как Курица над птенчиками. И здесь, где вы живете — это место особенно Богородичное. Конечно, я во многих местах вашей страны еще не бывал. Но это место очень отличается от Минска. Здесь что-то другое. Просите, умоляйте Богородицу. И если есть у вас какая-то проблема или просьба — Она ее исполнит. И то, что этот монастырь был одним из немногих, которые не закрывались во время коммунистического режима — это не просто так…

— Как привести человека в Церковь, если он категорически отказывается ходить в храм и даже не хочет слышать о нем?
— Людей в Церковь не мы приводим, а Бог. Если видите, что он слов не принимает — просто молитесь о нем.

— Чему больше уделять времени: молитве или учебе, когда больше нравится молиться, чем учиться?
— И тому, и другому. Кто правилен и внимателен в своей молитве, тот правилен и в учебе. Если тот, кто молится, учебой пренебрегает, там что-то не в порядке.

— Расскажите, пожалуйста, о практике исповеди и Причащения в Вашем монастыре.
— Исповедуемся, когда чувствуем необходимость в этом. Причащаемся четыре раза в неделю. Исповедь перед каждым причастием не является догматическим предусловием ко святому Причащению. Не смертельные, простительные грехи — не препятствие для человека, не причина того, чтобы он не приступал к Святому Причастию.

— Расскажите, пожалуйста, как Вы решили отказаться от мирской жизни и уйти в монастырь.
— Как и все монахи. Каждого человека, знаете, зовет Господь в монашество. У каждого есть свой опыт присутствия Бога и зова Божиего. Во всяком случае, не случайно человек приходит в монастырь. Это не совпадение, не случайность.

— Что делать, когда с помощью богословия хотят оправдать свои страсти и немощи?
— Старайтесь, чтобы богословие помогало вам в очищении от страстей. Это правильная позиция. А не наоборот, чтобы скрывался человек за богословием, оправдывал себя. Кто первым о Боге говорил? Дьявол: «Бог говорил вам не есть от того плода, чтобы не стали вы, как боги» (ср. Быт. 3:5).

—Мы выполняем заповеди, потому что это закон, который нельзя нарушить, потому что плохо будет человеку самому. Это не любовь к Богу? Что, по-вашему, любовь к Богу?

— Вы так продолжайте, хотя бы понуждайте себя к исполнению заповедей Божиих. И так постепенно поймете и настоящий истинный смысл соблюдения заповедей и богословия, которое вы учите, и вообще пути Христа.

— В чем сущность исихазма?

— Это постоянное рачение к Богу, чтобы имел человек постоянное общение с Ним. Так [через постоянное повторение Иисусовой молитвы] он добивается концентрации всех своих душевных и духовных сил и общается постоянно с Богом.

— Как правильно молиться Иисусовой молитвой и совмещать ее с работой, требующей внимания?

— Может человек молиться и работать, но когда работа умная, и должен он думать или вычислять, тогда, конечно, труднее, но то, что и о Боге думает — это уже дело. Самый страшный грех — это забвение Бога, когда Бога забываем.

— Расскажите, пожалуйста, о Ваших встречах с подвижниками Святой Горы. И с другими подвижниками.

— Когда таких людей встречаешь, тогда и радуешься, вдохновляешься, и увеличивается твоя любовь к Богу.

— Бывает, что студент, когда хорошо учится, мечтает об епископстве, и для этого поступает в монастырь. Правильно ли это?

— Это, конечно, не хорошо. Но я думаю, когда правильным подвигом подвизается человек, со временем поймет и суть своей жизни, и что значит епископство, и не захочет больше стать епископом, а захочет стать только епископом, то есть «надзирателем», своей души.

— Какое, по Вашему мнению, должно быть соотношение между смирением и мужеством?

— Одно не исключает другого. Наоборот даже: эти две добродетели дополняют друг друга.

— Какие чудеса происходят у Вас в монастыре?

— Очень много чудес. Нужно одно отдельное собрание, чтобы рассказать.

— Как бороться со страстью спорить?

— Смирением. Исаия Отшельник писал: «Видишь двух людей, которые спорят: тот, кто свою волю, свои хотения отсекает, тот выше». Если хочешь быть выше — уступай.

Первое, нужно убрать мысль спорить и гневаться. Победа над словом — это первая победа. Мысль опускается в желудок, остается там некоторое время, а потом переваривается, и исчезает желание спора.

— Можно ли беременным женщинам, ради плода, причащаться так же, как и младенцам, без подготовки?

— У бедных беременных женщин много крестов. Иногда они ночами не спят, потому что ребенок двигается во чреве, и не отдыхают хорошо… Поэтому там, наверное, надо делать снисхождение, сколько можно. Терпеть нахождение ребенка девять месяцев во чреве — это не легко. Поэтому апостол Павел говорит, что жена спасается чадородием, хотя в рождении ребенка и муж, и жена — оба принимают участие. Так что там нужно делать снисхождение.

— Можно ли матушке исповедоваться у своего батюшки?

— Это не запрещено, но, я думаю, предпочтительнее, чтобы исповедовалась у другого священника. Но если очень хочет и исповедуется, исповедь остается в силе.

— Я, когда еду в город, снимаю подрясник. Подскажите что-нибудь.

— Это ошибка. Зачем снимать подрясник? Видим священника на улице без подрясника. Потом заходим в храм, а он в подряснике. Неправильно. Сейчас у вас Церковь свободная, нет больше страха коммунистов, как раньше: боялись выходить в подрясниках, чтобы не арестовали… Я думаю, что сейчас это делать неправильно. И белое священство, клир, тоже пусть следует пути монашествующих, то есть подрясников не снимают.

Если священник благоговейный и богобоязненный, то у него обязательно есть связь с каким-то монастырем.

— Как научиться чувствовать?

— Какое чувство хочешь иметь?

— Любовь.

— Если ты человек небезразличный, тогда будет у тебя это чувство. И человек тогда становится чувствительным. Мы говорим о духовной чувствительности. Когда психологическая чувствительность — это заболевание, а когда человек духовно чувствителен — это значит, что в его сердце обитает благодать.

— Какое взаимоотношение между любовью и справедливостью?

— Они связаны между собой. Тот, кто любит, не может несправедливо поступить с кем-нибудь. Если кого-то любишь, его не обидишь, то есть, не поступишь с ним несправедливо. Идет, например, студент к преподавателю. И тот ему не ставит хорошую отметку, и у ученика жалоба появляется в душе. Это не значит, что преподаватель не любит ученика, но поступил с ним справедливо: поставил то, что заслуживал ученик — и это опять-таки по любви к нему.

— Сейчас появляется литература (автора не помню) про пояснения афонских старцев о том, как совершать Иисусову молитву — по несколько сотен раз в минуту — что противоречит святоотеческому учению. А также написано, что не нужно бороться со страстями, нужно стать на путь любви, путь любви к Богу.

— Это не совсем правильно. Это там что-то неправильно поняли: нельзя любить Бога и не подвизаться против страстей. Никто из святых святогорцев этого не говорит. И сколько раз повторять Иисусову молитву — это очень второстепенный фактор. Главное, говорят святые отцы, чтобы ум внимал словам молитвы, а как и сколько говорить — это второстепенно.

Богородица да будет с вами!

 

На главную