Встреча со священнослужителями Витебской епархии

Видео:

Аудио:X

В начале встречи игумен Ефрем отметил, что витебчане, вообще белорусы, пережили в жизни больше боли, больше трудностей, по сравнению, например, с греческим народом:

Отец Ефрем: И в трудностях, и в боли человек более искренне и сердечно прибегает к Церкви. Поэтому блажен тот пастырь, у которого есть духовные запасы внутри себя. И знайте, что у народа есть интуиция духовная, и люди понимают, священник благоговейный или нет. И неблагоговение священника тоже сразу понимают, чувствуют.

Когда архиерей нас рукополагает и говорит: «Вот держи заповедь и знай, что за это ответ дашь», — никогда не будем этого забывать.

Мы большую силу и благодать получаем в таинстве хиротонии. Отцы, которые занимались этой темой, святые, говорили, что это сверхвеликое достоинство, которое дается человеку в таинстве священства.

Я вам передам рассказ одного епископа, который уже рассказал на другом священническом соборе. Когда с момента хиротонии, начинающейся со слов «Божественная благодать всегда немощных врачующая, и оскудевающих восполняющая», рождается, появляется, какое-то пламя в моем сердце. Переходит на правую руку, как букет огня, который опаляет, но не сжигает, а орошает. И переходит на главу рукополагаемого. И еще одну деталь сказал: «Если у рукополагаемого более чистая жизнь, у меня большее чувство этого огня, а когда жизнь, скажем, “более низкого уровня”, то чувство огня у меня меньше». Мы так, таким чудесным образом получаем силу совершать потом таинства Божии. И первое место занимает здесь таинство Божественной евхаристии: как эта тварная, глиняная, рука, которая столько грехов совершила (хотя бы моя), как Бог снисходит и благословением этой руки хлеб становится Телом Христа, а вино — Кровью.

Поэтому будьте внимательны, внимайте своей совести, внимайте своей жизни, внимайте своему поведению, обращайте внимание на то, как общаетесь с другими людьми, и, в первую очередь, на ваше поведение и жизнь в семье…

Один молодой человек, сын священника, мне сказал что-то, что до сих пор не могу понести. «Самый большой лицемер в мире,— говорил — это мой отец. Очень красиво проповедует, а когда домой приходит: “Я все это говорю потому, что у меня зарплата”. Никогда дома не постился. И вообще ничего не соблюдал». Подумайте, насколько тяжело нам слышать о таком надсмехании над святынями.

Но знайте, что такое не сразу происходит, а мало-помалу нарастает такое состояние. Сперва появляется «трещина на стене», а потом дьявол ведет нас туда, куда мы сами не хотим.

К сожалению, иногда сами себе задаем вопрос, как мы докатились до такого состояния.

Поэтому, братья, во-первых, мы сами причащаемся, и, как говорится, в молитве и через нас всему народу благодать даем.

Я никак не мог раньше потерпеть, что другие освящались мною, а я оставался виновником. Это самая трагичная ирония в жизни.

Поэтому особенно перед Жертвенником, Святым Престолом, постарайтесь всецело посвятить себя службе.

Однажды в алтаре был такой случай. Освятил священник дары, и звонит у него мобильный телефон. Сначала он ответил на звонок, а потом сказал: «Изрядно».

Такие вещи недопустимы. Это непозволительно!

…Есть вещи, минуты, которые нельзя изменить, и в это время нельзя делать снисхождений никаких. Священник всей душой и всем телом должен посвятить себя службе. И, если он черпает силы со Святого Жертвенника, эти силы передаются сразу верующим, и верующие чувствуют благоговение и службу иерея.

Я очень хочу, чтобы вы осознали, что от нас зависит, насколько почувствуют благодать Божественной литургии верующие. Поэтому всем сердцем будем молиться, с большой болью, о народе Божием.

И когда на проскомидии записки читаем — будем читать с болью все имена.

У одного иеромонаха на Святой Горе было очень много записок своих. Другой монах говорит: «Как все эти записки успеем прочитать?» «Так, глазом проведем и успеем», — отвечает. И вот этот священник на другой день идет к старцу Паисию взять благословение. Как только посмотрел на него отец Паисий — вместо «Здравствуй!»: «Отче, не “глазом”, — говорит ему, — а с болью читай записки».

Священнодействие — это великая вещь, великое приношение Богу. Самое большое приношение, священника, как пастыря — это Божественная литургия, которую он служит с болью, с любовью, с полным посвящением внимания.

Чем больше очищается сердце, тем больше у нас чувство совершаемых таинств. И это чувство не психологическое состояние, а чисто духовное. Открывает Бог ум священника и тот, во время таинства, понимает глубину и значение Воплощения и Самоумаления Бога-Слова, и весь умиляется, и тронут. И чувствует, как превращается хлеб в Тело, а вино — в Кровь.

Есть монахи в Ватопеде, которые рассказывали мне, что когда причащались, «жевали Мясо во рту».

Есть священник, который после литургии, когда должен был потребить Дары, видел Мясо и Кровь в Чаше.

Все это пусть объемлет нас духовно. И подготавливает.

Один священник рассказал (потом издали эту историю), как по ошибке уронил одну жемчижину, то есть крошечку Святого Тела на пол. Дьякон, который рядом с ним служил, увидел свет над этой крошкой. Увидел, как эта крошка превращается во Главу Христа.

И говорит Христос: «Я здесь, на полу, чувствую Себя лучше, чем в руках этого священника». Почему, думаете, Бог попускает время от времени такие случаи? Чтобы поняли, что со страхом и трепетом должны приступать к Святому Престолу.

Старец Порфирий Капсокалиец говорил, что священник даже частицу «и» не должен произносить без внимания на Божественной литургии. Со страхом и трепетом должны приступать ко Святому Престолу.

Вы же и сами знаете, есть у вас опыт и вкус, и благодать, и радость, и просвещение Божественной литургией.

Божественная литургия наполняет нас внутренне полностью.

«Везде сый и вся исполняй», — как говорим Духу Святому, — так входят в нас Тело и Кровь Христа, и не нуждаемся ни в чем на свете…

И еще, отцы, самое первостепенное: священник всегда должен иметь чистую, искреннюю исповедь. Должен сам исповедоваться чисто и искренне.

— У нас в Беларуси тоже демократические сейчас нравы, нормы и, одновременно, большая потребность в духовенстве. Какими основными качествами должен обладать молодой человек, который хочет служить Богу?
— Благоговением. Этого хочет народ. Хочет видеть искренность в служении Богу, ничего больше. И приходит благодать и помогает нам в этом.
Ничего не бойтесь: ни теорий, ничего. Церковь — это истинное откровение Божие. Нечего и некого нам бояться. Должны только научиться вдохновлять людей. Сегодня, как раз, недостаток в тех, которые вдохновляют народ Божий. Священник весь должен светить, должен быть сосудом благодати. Это и служение наше, и послушание, и роль наша.

— Какой наиболее распространенный грех среди духовенства?
— Во-первых, будьте осторожны с нравственными грехами. Очень осторожны.

— В молитве ко святому мученику Уару есть слова: «…помилуй умерших в неверии,… вспомяни… умерших некрещеными…» Так можно ли молиться за умерших католиков или нет?
— За умерших и живых еретиков можно молиться, но не на Божественной литургии. И за мусульман даже можно молиться. Но на Божественной литургии, которая является самой официальной, если можно так выразиться, службой Церкви, только члены Церкви поминаются.

— Как вымаливать души детей, загубленных при выкидыше и аборте?
— Это все темы милости Божией — вещи, которые для нас невыразимы и непонятны. Мы говорим, что Бог — источник справедливости, ни с кем не поступает несправедливо. Ни с кем.

Не так будем заботиться о тех детях, которые умерли сами при выкидышах, как о тех, которых мы сами делаем выкидышами. То есть абортов чтобы не делали лучше.

— Каким должен быть руководитель, чтобы, с одной стороны, не распустить добротой своей подчиненных, с другой стороны, чтобы не очерствело сердце от грубости и жестокости?

— Руководитель, будучи духовным человеком, должен обладать рассуждением, которое является, согласно отцам, самой высокой добродетелью.

Обе крайности — от дьявола: и излишней строгостью ничего не добиваемся, с другой стороны, когда человек такой мягкий, что все вокруг него делают, что захотят, от этого тоже ничего хорошего не выходит. Обе крайности от дьявола. Средний, царский путь выбирайте. Знайте, что если есть отеческая любовь, все проблемы решаются.

И еще, духовный человек любит духовно, не должен любить сентиментально.

Если на приходе есть люди, и особенно это касается женщин, которые с вами в тесных отношениях, и общаетесь с ними, может быть, больше, чем с другими, знайте, что если не будете крайне осторожными, рано или поздно, это вас выставит и постыдит перед всеми. Нехорошими могут быть последствия от такой излишней близости. Духовный человек слушает всех, пользу получает от всех, но никогда не прилепляется ни к какому человеку эмоционально, сентиментально.

— Если семейная жизнь священника не сложилась, расстались муж и жена. Что делать священнику, когда жена его оставляет или не понимает полностью жизни священника?

— Это очень тяжелый крест, когда не преуспеет священник в семейной жизни. Но, откровенно сказать, он и сам виновен, когда такое случается. Отцы, будьте очень внимательны! У народа нету ни рассуждения, ни границ, ни остановки. Если даже 48 часов у них будет в сутки, — найдут, чем нас занять. Не забывайте свои семьи!

Во-первых, матушка. Детям уделяйте внимание и находите время: чтобы дома не были, как гости. Иначе существует очень большая возможность, что распадется семья. Вы, может, скажете, что вы правы, матушка должна терпеть это. Да, должна. Но если не может?

Поэтому пусть будет у вас распорядок, когда исповедовать, когда уделять время семье. И всему давать свое время.

— Какие виды епитимьи наиболее полезны для души кающегося?
— Епитимии на разные прегрешения налагаем, но не можем сказать, что для этого прегрешения такая стабильная епитимья, для другого — другая. Рассказываю часто, как один простой священник в Афинах, когда исповедовал, имел всегда рядом сборник священных канонов Церкви. И когда исповедовались ему, говорил кающемуся: «Подожди, — перелистывал книгу, — что у тебя там? Блуд? Тебе 5 лет». Священные каноны, по большей части, линию какую-то общую дают.

Однажды старец Паисий одному строгому священнику говорил: «Священные каноны — это руль, — говорит, — руль не только вперед идет, а иногда налево крутит, иногда направо». Смотрите, какой уровень покаяния у того, кто исповедуется. И действуйте каждый раз соответственно состоянию кающегося.

— Можно ли на словах выразить, что такое смирение? Это только пережить, ощутить можно?
— Можно жить опытно смирением. И смирение дается свыше. Главное, чтобы хотели, жаждали этого. Иногда говорим: «Боже, дай мне смирения!» Чтоб Бог дал смирение, Он тебе посылает человека грубого, который тебя оскорбляет. Но, вместо того, чтобы то, что мы просили у Бога принять с благодарностью и смирением, говорим: «Ты кто такой? Что из себя представляешь? Ты ничего не знаешь!» И так далее…

Те поводы к смирению и шансы, которые дает нам Бог, должны использовать.

На главную